Консультант

Команда форума
12.04.2017
307
9
68
39
Москва
Определение от 07.10.2021 по делу А27-17129/2018 (304-ЭС21-9542 (1,2))

Фабула дела:

Финансовый управляющий,
сославшись на п. 2 ст. 61.2, ст.213.32 ЗоБ, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительной сделки по дарению дома и земельного участка, и применении последствий недействительности, указав, что имущество подарено заинтересованному лицу в период подозрительности при наступившей неплатежеспособности должника.

В результате сделки произошло безвозмездное отчуждение имущества должника во вред его кредиторам.

Позиция судов:

Суды первой и апелляционной инстанций признали сделку недействительной.

Суд обязал возвратить спорный жилой дом и земельный участок в конкурсную массу должника.
Суд исходили из того, что дарение совершено между заинтересованными лицами в период неплатежеспособности должника и при наличии недобросовестных действий с его стороны.

Суд округа судебные акты отменил, в удовлетворении заявления финансового управляющего отказано.

Суд указал, что подаренное должником жилье является для него единственным, защищено исполнительским иммунитетом и оспаривание дарения не приведет к наполнению конкурсной массы. Окружной суд не усмотрел злоупотребления правом ввиду недоказанности постройки спорного жилого дома только за счет займов.

Позиция Верховного суда:

В рамках рассмотрения вопроса об абсолютности исполнительского иммунитета в отношении единственного жилья должника Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отметила следующее:

− сами по себе правила об исполнительском иммунитете не исключают возможность ухудшения жилищных условий должника и членов его семьи;
− ухудшение жилищных условий не может вынуждать должника помимо его воли к изменению поселения, то есть предоставление замещающего жилья должно происходить, как правило, в пределах того же населенного пункта;
− отказ в применении исполнительского иммунитета не должен оставить должника и членов его семьи без жилища, пригодного для проживания, площадью по крайней мере не меньшей, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма;
− отказ от исполнительского иммунитета должен иметь реальный экономический смысл как способ удовлетворения требований кредиторов, а не быть карательной санкцией за неисполненные долги или средством устрашения должника.

В применении исполнительского иммунитета суд может отказать, если доказано, что ситуация с единственно пригодным для постоянного проживания помещением либо создана должником со злоупотреблением правом, либо сложилась объективно, но размеры жилья существенно (кратно) превосходят нормы предоставления жилых помещений на условиях социального найма в регионе его проживания.

В первом случае суд вправе применить к должнику предусмотренные законом последствия злоупотребления – отказать в применении исполнительского иммунитета к упомянутому объекту (п.2 ст.10 ГК РФ). Во втором случае суд должен разрешить вопрос о возможности (как минимум потенциальной) реализации жилья должника на торгах.

Судебная коллегия признает неправильным вывод окружного суда об абсолютности исполнительского иммунитета в отношении единственного жилья должника, положенный в основу судебного постановления.

Обстоятельства, указывающие на возможное обращение взыскания на земельный участок и жилой дом Должника судами не исследовались, в связи с чем отмене подлежат также судебные акты апелляционной и кассационной инстанций с направлением обособленного спора на новое рассмотрение в Арбитражный суд Кемеровской области. При новом рассмотрении всесторонней судебной проверке и оценке подлежат и обстоятельства приобретения Должником жилого дома с учетом доводов и доказательств о достаточности у него собственных средств на строительство.

Судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение.